Архив по месяцам

Архив по категориям

ВОСПОМИНАНИЯ ИРИНЫ А. РОЗВАЛЯЕВОЙ

В 1940 году Свято-Воскресенская церковь переживала треволнения. Священник о. Аггей старался перетянуть наш приход в Зарубежную Церковь. Некоторые прихожане перешли туда, но потом, когда им стало невмоготу содержать своего священника, они вернулись в нашу церковь, которая всегда принадлежала к Северо-Американской митрополии.

Когда началась вторая мировая война, о. Аггей как-то раз навестил нас и сказал, потирая руки: “Ну вот, теперь хорошо, японцы займут Сибирь, немцы остальную Россию и мы сможем вернуться на родину и получить назад свои поместья”. Мой муж этим настолько возмутился, что попросил о. Аггея больше не приходить в наш дом. 

Н.Ф. Иващенко, председатель Русского Православного Общества, был верен Митрополии, а его тесть, наш староста, и теща были “синодцами”, как их называли. Приход раскололся. Председатель написал в Нью-Йорк: “Пожалуйста, пришлите сюда кого-нибудь навести порядок”. В 1948 году прибыл Владыка Иоанн (Шаховской), Епископ Бруклинский. Отец Аггей запер церковь на замок, а сам уехал в Викторию. 

Н.Ф. Иващенко вместе со мной, как переводчицей пошел к адвокату и вместе с ним в полицию, а там нам признали право открыть церковь для богослужения. Владыка обещал послать к нам другого священника, который тогда жил в Германии, в лагере для перемещенных лиц и которого Владыка лично знал. Отцу Аггею пришлось уйти. Многие прихожане вернулись обратно в нашу церковь. “Синодцы” назвали нас “коммунистами”. Было избрано новое Правление Р.П.Общества, и все вместе принялись за работу. Через несколько месяцев приехал о. Леонид Касперский, который всем понравился как замечательный проповедник.

Вскоре после этого начался прилив русских из Китая. Многие из них принадлежали к интеллигенции и имели профессии. Н. Михайлов был инженером, Н.Шалабанова (Шалли) – счетоводом. Но им пришлось начинать заново, чтобы получить права работать в своей профессии. Жены им помогали – Тамара. А. Михайлова нашла себе службу в банке, Маргарита Г. Шалли работала поварихой. 

Некто из приезжих, И.П. Ткаченко, в Китае имел конфетную фабрику. Она славилась по всему Дальнему Востоку. Он, было, начал свое дело и тут, но оно не пошло потому, что у канадцев другой вкус, а русских тогда было очень мало. Кое-кто устраивался переводчиками японского языка, другие работали в отеле Ванкувер, или на постройках. Давнейший житель Ванкувера Евгений Я. Фетисов в компании с другими имел свое деревообделочное дело.

Все приходили в нашу церковь. Приезжие из Китая русские были благочестивыми. Они оживили жизнь русской колонии. Среди них были артисты, которые помогали устраивать концерты. При церкви издавна существовала библиотека и русская школа.

Ежегодно проводилась рождественская елка, которой обыкновенно заведовала Серафима Н.Пашковская. Церковь всегда поддерживала другие благотворительные организации. Н.Ф.Иващенко и другие ветераны первой мировой войны устраивал ежегодно “Бал инвалидов” в помощь ветеранам во Франции. Женщины помогали приютам и русским монастырям в Иерусалиме. Устраивали концерты в пользу разных нужд – на библиотеку, на бедных детей сирот, на беженцев в лагерях Германии и Австрии и др. Некоторые члены прихода поддерживали “крестников” в лагерях.

Закладная на имущество церкви была сожжена и дела пошли лучше. Был куплен соседний дом с двумя квартирами. Владелец жил где-то в Южной Америке и согласился его продать за 3 тысячи долларов. В 1952 году о. Леонид Касперский уехал в США, где жили его родственники, а к нам был назначен о. Петр Курземнек. 

Мы освободили от жильцов квартиру в церковном доме и хотели увеличить зал, но когда мы обратились к городу за разрешением, нам было отказано потому, что участок, на котором стояла церковь, был нужен для сооружения подъезда к новому грэнвильскому мосту. Городское правление предложило нам вначале возмездие в 30,000 долларов, а затем повысили до 50,000. Стали искать подходящий участок. 

Торговый центр Оукридж тогда еще не существовал – на его месте был пустырь. Улица Кэмби тогда кончалась на 41-ой авеню. Смотрели участок на Найт Роад. Участок пустой, но там когда-то была свалка и нашли, что почва для постройки не подходит. Выбор остановился на участке в тихом спокойном районе недалеко от транспорта, где ныне находится наша церковь. Председатель Р.П.О-ва Михаил С. Сергеев потратил много времени, часто в ущерб своему делу, чтобы подыскать участок и следить за ходом постройки и согласованностью дел. Он очень помог нам.

Некоторые из русских предлагали свои дизайны для новой церкви, но решили взять местного архитектора Росса Лорт. Ему показали фотографии Троице-Сергиевой лавры, и он хорошо справился с задачей. Его сын, впоследствии также архитектор, вспоминает, как отец заставлял его, тогда мальчиком, чистить и резать луковицы, чтобы создать точную форму куполов. 

Мы объявили в газете, что хотим строить церковь, и получили предложения от строительных предприятий. Приняли среднее по цене, но контрактор впоследствии повысил цену. Был сделан сбор по подписным листам и выпущены акции по 100 долларов за каждую. Позже большинство из купивших эти акции отказались от возмещения. И, наконец, у нас была новая церковь и зал, который вмещал двести человек.

Comments are closed.